Я вас хочу, но как-то неудобно…

Ну что, поговорим об амбивалентности? По моим наблюдениям ничто так не путает и не озадачивает человека, как разнообразные двойственные и «неправильные» чувства, которые он вдруг обнаруживает в своем организме. Ну как, КАК можно любить этого идиота, который в сто восемьдесят шестой раз забывает купить то, что ты его просила и зависает за компом, когда выйти надо было уже полчаса назад? Убила бы! Но ведь любим же. Как можно ненавидеть своего ребенка? А родную мать? А ревновать первого мужа к третьей жене, хотя сама ты уже замужем за четвертым?

И пошло-поехало… Ощущение «Я какой-то неправильный» начинает следовать за нами словно тень. Потому что мы по какой-то неясной причине убеждены, во-первых, что есть чувства правильные и неправильные, а, во-вторых, что все остальные чувствуют исключительно «правильно». Наверное, их в предыдущих жизнях программировали на совесть. Не то что нас. У правильной женщины при виде двух полосок на тесте тут же включается неземная материнская любовь. Ну, ведь правда же?

На борьбу с «неконвенциональными» чувствами уходит прорва энергии. «Я не должен так чувствовать и не буду!» Ага. Щас! Только хуже становится. И вот, ты уже думаешь об этой «белой обезьяне» 24 часа в сутки. «Продвинутые» друзья и людоведы наперебой предлагают тебе «принять свои чувства», но черта лысого тебе это помогает.

Принять какое-то чувство и разрешить себе его испытывать можно только когда действительно усвоишь две казалось бы очевидные вещи:

1. Чувства чаще всего возникают вне зависимости от наших желаний или нежеланий и уж точно не зависят от мнения окружающих. Вы не можете всегда чувствовать «в унисон» даже с самыми близкими людьми. В этом смысле эмоции ничем не отличаются от физических ощущений. Если мне жарко, это не значит, что все в этой комнате обливаются потом. И наоборот.

Никогда не забуду, как я читала лекцию с температурой 39. Стояла дикая жара и в зале без кондиционера все непрерывно обмахивались конспектами и газетами. А в это время я на кафедре дрожала от холода и боялась поднести ко рту стакан с заботливо поданным мне чаем. Мне было страшно, что стук зубов будет слышен на всю аудиторию — такой у меня был озноб. С эмоциями — страхом, любопытством, злостью — то же самое. То есть, на возникновение чувства мы, скорее всего влиять не можем.

А на что можем?

2. На свою реакцию, разумеется. Вот наша реакция нам как раз подвластна. Чувства и поступки это, как говорят в Одессе, две большие разницы (ну, или четыре маленькие). Что бы там ни говорили о вещественности мыслей и чувств, если я в какой-то момент разрешу себе испытывать ненависть к Хассану Насралле, принцу Уэльскому или родной матери, на их судьбу это не повлияет. Даже если я разрешу себе их убить. Даже если составлю подробный план убийства. Их судьба останется прежней, пока я не претворю свой план в жизнь.

Тут я стою на позициях твердого материализма. Подумайте сами. То, что я, например, сейчас разрешаю себе хотеть выпить белого вина Gewürztraminer, никак не влияет на судьбу бутылок с этим напитком. Я могу позволить себе погрузиться в это чувство, ощутить вкус вина на языке и прохладный удлиненный бокал в своей руке… И только. Количество вина в ближайшем погребе не уменьшится и не увеличится.

Разрешить себе чувствовать все, что ты чувствуешь на самом деле — дорога длиной в жизнь. Я сама раз за разом натыкаюсь внутри на такие «недозволенные» чувства. И снова, и снова работаю над тем, чтобы разрешить себе их. И опять с изумлением наблюдаю за тем, как «разрешенное» чувство перестает меня мучить. Я прохожу его насквозь испытывая нормальную боль существования или выдыхаю с длиным выдохом — как получится. Я не отказываюсь от него, это часть меня и единственный способ иметь дело с эмоциями — переживать их.

Возможность позволять себе ощущать и переживать свои собственные чувства некоторым кажется недопустимой роскошью. Какое-то тотальное недоверие к себе и к миру и одновременно невероятная гордыня, ощущение, что это именно ты вращаешь солнце и светила. «Если я только позволю себе ощутить злость, я разгромлю все вокруг», «Если я разрешу себе признать, что не люблю эту женщину, она не сможет жить без меня!»

Скорее всего сможет. Может, даже лучше, чем прежде, после того, как отгорюет. Не говоря уже о том, что признать в глубине души, не значит тут же уйти или просто высказать это чувство. Опасность тут совсем в другом. Если я признаюсь себе, что у меня уже нет страсти к этому мужчине, окажется, что я попусту трачу наши жизни. Или он, например, вполне сможет жить без меня. Или, что мы можем быть друзьями, даже если уже не влюблены друг в друга? Или, что любовь меняется? Или еще тысячу каких-то возможностей, которые изменят ту привычную картинку, за которую я держусь у себя в голове. Страшновато.

Чтобы добраться до этих возможностей имеет смысл понять, что ты сейчас чувствуешь, а для этого разрешить себе ощущать весь спектр собственных чувств — правильных, неправильных, сомнительных, амбивалентных. Тогда постепенно мы научимся их распознавать и воспринимать не как врагов или друзей, а как обстоятельства жизни. Почему-то мы очень часто упускаем из виду, что эмоции это тоже информация и весьма существенная. Например, позволяющая понять, чего ты хочешь, а чего нет. Кто за тебя это определит?

А у вас есть чувства, которые вы себе не разрешаете?

Анна Зарембо

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Я вас хочу, но как-то неудобно…