Три вида райских шалашей

Есть девушка. Назовем ее условно Лиза. И вот эта условная Лиза выросла на маминых и бабушкиных сказках и внушениях о рае с милым в шалаше. О том, что не нужен и клад, коли в семье лад. А семейный лад ее учили не мерить материальными ценностями. А мерить количеством общих идей в ее с будущим мужем головах, числом сделанных вместе дел и достигнутых вместе целей. Ее научили, что цели эти – самые благие: растить детей, кормить их, одевать, в идеале – гробиться вместе с мужем непосильным трудом, приучая к нему и своих детей, поскольку именно труд сделал человека человеком.

Условная Лиза знает, что должна смотреть мужу не в глаза, а в одну с ним сторону: в сторону самых непритязательных возможностей. Ведь она будет ЗА мужем. А уж он не подведет. Ну и она не свернет с пути, будет верно тянуть свою лямку любящей и любимой мамы и жены – простоволосой, в вылинявшем халатике и стоптанных обувках. Потому что ее научили, что не в роскоши счастье. Условная Лиза готова жить в глухой деревне, на лоне природы, в естественной среде – ведь это так правильно. Детям нужен свежий воздух и свои, чистые витамины.

Условная Лиза непоколебимо уверена, что в подмогу ей и ее мужу всегда будет ниспослана какая-то сторонняя сила: Всевышний, Провидение, Судьба – не важно, как эту силу назвать. Но именно она, по твердому убеждению Лизы и ее родных, поможет найти на каждое ее чадо, которых она намерена нарожать бессчетно, и ложку и одежку.

Условная Лиза не боится трудностей. Ее не испугать ни заготовкой дров, ни ручной стиркой, ни закаткой сотен банок домашней «купорки» на зиму, ни чем бы то ни было вообще. Она не будет строить грандиозных планов, требовать чего-то от своего мужа, проявлять настойчивость или, не приведи Боже, командовать им. Она будет верно и преданно закапывать себя с головой в рутину бесконечных забот и радоваться, что есть хлеб на столе, крыша над головой и мужская спящая голова на соседней подушке. С милым и в шалаше рай, учили условную Лизу. Вот этот шалаш и будет ее раем. Даже если потом милого сменит другой милый – рай все равно с ним она разделит в шалаше.

Есть еще условная Кристина. Она точно знает, что ни один мужчина не достоин ее внимания, если не готов бросить к ее ногам весь мир – в прямом смысле этого слова. Кристину не столько учили, сколько природа наградила недюжинным женским лукавством и бесконечным арсеналом действующих рычагов управления альфа-самцом из вида «хомо-сапиенс» — от кокетства и слез до угроз и шантажа.

Условная Кристина не посмотрит на мужчину (и тем  более не сделает его своим мужем), если он не вызывает восторга и нескрываемой зависти всех ее мыслимых и немыслимых знакомых и подруг – авторитетных и не очень. При этом Кристина твердо убеждена, что жизнь не имеет смысла без самого дорогого автомобиля, а еще лучше – двух, чтобы и ездить куда пожелается, вне зависимости от занятости мужа. Не важно, что условная Кристина не умеет водить – у нее будет самый лучший личный шофер: не царское это дело,  даме самой баранку крутить.

Она точно не знает, сколько комнат должно быть в ее доме, и сколько этажей, но это число должно зеленой змеей зависти сжирать всех вокруг. А еще в доме непременно будет самая дорогущая мебель, самая «фаршированная» бытовая техника и самый стильный и помпезный дизайн. Возможно, Кристина даже не знает такого слова – помпезный. Но те чувства, которые оно дарит – угадает, даже проснувшись среди ночи. Это ее наркотик.

Условная Кристина легко и непринужденно допускает мысль, что всю ее грязную женскую работу по дому вполне может делать домработница, а модные фитнес-клубы дают возможность круто и весело потусить в это время.

Условная Кристина твердо убеждена, что детей не стоит заводить с мужчиной, который не имеет золотые горы.  И до тех пор, пока для будущих отпрысков не будут созданы самые лучшие условия – зачем плодить посредственность? У детей должна быть самая лучшая (лучше – зарубежная, конечно), школа: чего можно взять с нашего разваленного образования?! Естественно, самые престижные заморские вузы она тоже непременно для них припасет. В идеале – и профессию им подберет, и нужную карьеру обеспечит. Не сама, конечно, но ведь ее муж вряд ли догадается, что она ловко дергает его за веревочки, чтобы получить желаемое.

Условная Кристина не мыслит замужества без бесконечных поездок на отдых (само собой, тоже лучше заграницу). Нет, она вовсе не турист, занятый постоянным самообразованием и расширением кругозора. Просто роскошь – это то, без чего Кристина не сможет жить, потому что не сможет жить спокойно. А заграничные курорты – такие манкие, такие вожделенные и такие дорогие – это же истинная роскошь!

Условная Кристина никогда не знала, что значит — не иметь хлеба или картошки на ужин, целой пары сапог или денег на лекарства заболевшему ребенку. Поэтому она никогда не поймет, что такое вообще-то бывает. И довольно часто. Просто с высоты окон ее царских башен этого не разглядеть.

А вот – условная Маша, познакомьтесь. Она не понимает, как можно жить, едва сводя концы с концами. Потому что она безнадежно далека от идеи того, что на ее стороне непременно всегда сила провидения и воля планет, и что великий русский Авось – идол для упования. Есть и другие возможности. Не любит Маша нищеты.

С другой стороны, Маша точно знает (вернее, твердо уверена), что большие деньги портят людей, делают их глупее, претенциознее, эгоистичнее, черствее, духовно беднее, беспринципнее… В общем, не любит Маша этих больших денег и этих чрезмерных благ.

Между тем, она прекрасно понимает, что самое необходимое для жизни – это не только батон к ужину и сандалии для дочки к лету. Что нужно хорошее жилье – чтобы с кухней, раздельным санузлом, большой гостиной и как минимум спальнями для родителей и детей. Если они будут разных полов – то отдельные детские для каждого. Условная Маша знает, что оба родителя должны работать, чтобы у детей были не только хорошие одежки, но и нормальные телефоны, не хуже, чем у других, планшет или бук с выходом в инет – куда же без этого сегодня уроки учить,  возможность оплачивать коммунальные счета и ездить на своей машине, иметь заначку на случай болезни или нежданных гостей и возможность полноценно отдыхать летом – на море или в туристической поездке с детьми. Потому что им нужен полезный отдых, хоть для тела, хоть для души. Маша точно знает, что у детей должно быть все необходимое, и не должно – излишеств: цепей золотых, наколок, айфонов, скутеров и т.д. То есть всего того, что не обеспечивает нормальное развитие в гармонии с требованиями нынешнего дня, а ломает психику, вызывает зависимость, зависть и комплексы.

Условная Маша стремится к тому, чтобы у всех членов ее семьи была достойная одежда и у каждого – время на свое любимое занятие.

Как вы догадываетесь, супруга себе Маша будет подбирать в первую очередь по этим критериям. Свой рай она не станет строить ни в шалаше, ни во дворце. Потому что Маша, по ее собственному твердому убеждению, – адекватный реалист, знающий цену и меру деньгам и благам.

Милая читательница, вы вот сейчас вполне себе можете читать и не понимать – к чему все это здесь излагается? Два все очень просто: чтобы вы точно для себя определились, какое условное имя из этого повествования – ваше? И уже исходя из этого, можно делать выводы, принимать решения, строить планы, минимизировать количество будущих шишек, если хотите. Так… Как вас здесь зовут?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Три вида райских шалашей