Несколько аксиом о родителях, которые было бы полезно осознать всем нам

Наши родители — люди не менее травмированные, чем мы сами. Во многих местах им досталось всего в разы меньше, чем нам. И внимания, и тепла, и материальных благ. Не было у них тогда ни психологов, книг и тренингов, ни культуры этим всем пользоваться. Не читали их родители книг о воспитании, и даже того же Спока. Воспитывали, как умели, как могли.

Жили они со своей ноющей в сердце болью и тоской всю жизнь, не зная, куда всё это деть. Сами себя узнавать не успевали, строя пятилетку за три года. У них была другая жизнь, наполненная чужими смыслами, целями и планами.

Да, это было другое время, когда слушать себя было не принято, когда возможности были строго ограничены, когда и денег было не так много. Хотя многое другое было, чего сейчас не хватает. Но вот быть собой тогда — звучало странно. Будь коммунистом, инженером, передовиком, ветераном труда. Нужным обществу человеком. Это главное.

В их детстве нормой были ясли с трёх-четырёх месяцев, ремни над кроватями, чтобы боялись, занятые родители и партийная идеология. В этой толпе до чувств и потребностей каждого конкретного человека никому не было дела. Совсем.

Их сердца, в которых всё пережитое спрятано, закрыты на огромные замки. И открыть теперь это заржавевшее чудо — очень страшно.

Потому что за столько лет накопилось уже нереально много всего. Они и хотели бы, но уже боятся и не могут. Они бы наверняка не отказались получить знания о себе и жизни, а заодно и возможности это применить в пору собственной молодости.

Им сложнее меняться. Когда тебе 20, у тебя не такой большой опыт, рискуешь ты тоже мало чем. Пробуешь, ищешь, меняешься. Тебе ещё не страшно и не так трудно. Когда тебе 50 — это намного сложнее.

Багаж накоплен огромный, опыта разного бесполезного много, есть ещё ощущение «ну теперь мне точно поздно», а кроме того не хочется выглядеть старым маразматиком, подавшимся в секту. Поэтому несмотря на то, что нашим родителям всё это нужно, начать для них бесконечно сложно.

Им нужен очень веский стимул, чтобы решиться. Для многих таковым становится болезнь. Особенно тяжёлая и с вероятностью смертельного исхода. Хоть и не все в это время бросаются менять голову и чистить сердце, но часто именно в этот момент они перестают бояться перемен. Какой смысл бояться, если можно попробовать?

Получая знание, многие из них могут испытывать адскую боль. Потому что большая часть жизнь прожита, а вдруг она прожита «зря» или не туда? Одна женщина, за 50, плакала при встрече и говорила, как ей жаль, что всю свою жизнь она посвятила коммунизму, а не собственным детям.
С детьми контакт очень слабый, они не испытывают к маме особой привязанности, ведь с трёх месяцев росли отдельно. Жизнь завершается, а внутри пустота и боль. «Если бы я только знала…» — говорила она.

Они не умеют строить отношения сердцем, они хотели бы любить и быть любимыми, но с амбарным замком на сердце не выходит. Они хотят внимания, отчаянно хотят чувствовать себя нужными. Страшно отпускать выросших детей, потому как для кого потом жить — непонятно.

Себя они не знают, с собой наедине им трудно. А быть любимыми хочется. Только просить не умеют, могут лишь манипулировать, читать нотации, требовать уважения, внимания, устраивать спектакли, вести себя как маленькие дети, вмешиваться, пытаться снова прожить свою жизнь в детях.

И когда мы видим только такие их проявления, не понимая того, что стоит за всем этим, то обижаемся, злимся, вовлекаемся, отдаём все свои силы спасению родителей, в ущерб собственным детям.

Но если мы увидим, в чём причина такого поведения, увидим эти замки на их сердцах, страх бессмысленности жизни в их глазах, страх одиночества, глубоко травмированные сердца и некую закостенелость, лишающуюся гибкости, — это может многое изменить.

В нашем собственном сердце по отношению к родителям. И этого иногда достаточно.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Несколько аксиом о родителях, которые было бы полезно осознать всем нам